За гранью героизма - все для Победы - Мы помним

За гранью героизма

К 100-летию со дня рождения Трижды Героя Советского Союза, лётчика-истребителя, Маршала ВВС И.Н.Кожедуба

В Год Памяти и Славы, на юбилей Великой Победы советского народа в Европе и на Дальнем Востоке, ВВС и ВУЗы авиации Отечества отметят 100-летие выдающегося мастера боевого пилотажа и небесного снайперства Ивана Никитовича Кожедуба. Торжества в любом формате обязательно пройдут в Москве и на Родине аса – в селе Ображиевке Шосткинского района Сумской области. Нет таких соотечественников, кто бы не был наслышан о сверхотважном украинце, ставшем Почётным гражданином Сум, Звенигорода, Калуги, Чугуева, Купянска и Бельц. Победоносного лидера истребительных формаций Страны Советов помнят за рубежом, причём вживую, а не только по его книгам «Верность Отчизне» и «Служу Родине»…

8 июня 1920 года в крестьянской семье Кожедуб пролетела зарница счастья – родился долгожданный Иванушка. Природа, окружавшая село (иногда упоминается как посёлок), входившее в состав Ивотской волости Новгород-Северского уезда Черниговской губернии, воспитала в мальчугане отечестволюбие и физическую закалку. Семь лет он учился в местной школе, после 1934-го – доучивался в Шостке, где обрёл друзей, знания и даже увлёкся библиотечным делом. Пора взросления укрепится четырёхлетним посещением Шосткинского химико-технологического техникума. Всё свободное от учёбы время – Иван на аэродроме и в авиамастерских городского аэроклуба.

Волею судьбы, обстоятельств, рока, личного желания при поддержке родни и из-за немецкой агрессии против СССР – обычный парень окажется с годами мужчиной, от имени и заслуг которого съёжилась, плакала и овдовела не одна семья Третьего Рейха. Этого могло не быть, не будь античеловечной установки планов главарей Гитлеровской Германии, двинувших нацию и войска к «мировому господству или краху» любой, в том числе антинемецкой ценой…

До Второй Мировой Кожедуб налетал первые часы в аэроклубе на бипланах «Короля истребителей» Н.Н.Поликарпова. Через год его призвали в РККА. Азартный и целеустремлённый, он не останавливается на достигнутом, пройдя курсы Чугуевского военного авиаучилища в начале зимы 1941 года. Летал на «Ишачке» и учебно-тренировочных монопланах А.С.Яковлева. Старшие товарищи, заметив его смекалистость, техническую грамотность и дисциплину, настояли, чтобы Иван остался инструктором при авиашколе, не глядя на молодость и пылкость перспективного пилота. Уже после трагедий по всей протяжённости Госграницы СССР – осенью того же года, авиаторов эвакуировали в казахстанский Чимкент.

Тяжко было 21-летнему «учителю» обучать лётному делу почти ровесников и переучивать пилотов, кто был постарше, ибо рвали разум и душу горькие известия со всех фронтов и военокругов. Сержант считает кровным долгом участие в боях, вступает в борьбу с начальством и военкомиссариатом, забрасывая их рапортами о переводе на фронт.

Кожедуба командируют в столицу на пункт сбора лётчиков и техников ВВС по ноябрю 1942-го. Тогда каждый пилот и мастер аэродромного обслуживания машин были нарасхват. Ваню оперативно перебрасывают в ряды 240-го ИАП. Полк находился на переформировании в Иваново и на станции Сейма, на основе 14-го и 2-го запасных ИАП. Перед преобразованием 240-й воевал на И-16 и ЛаГГ-3, оборонял Сталинград. В начальный и последующий периоды Великой Отечественной 240-й ИАП (позже – 178-й ГВИАП) увековечится безграничной храбростью истребителей К.А.Евстигнеева, А.С.Амелина, А.Шпынова, И.П.Бакуленкова, И.С.Солдатенко, В.Ф.Мудрецова, А.И.Колесникова. Жизнью и смертью доказали превосходство над Люфтваффе «маэстро» и «кузнечики» И.Г.Середа, Б.В.Жигуленков, В.Ф.Мухин, П.А.Брызгалов, Ф.Г.Семёнов, П.Кучеренко, Н.И.Ольховский, М.Гладких и другие герои, обрадованные перевооружением полка новейшими Ла-5.

Замечательная боевая машина конструкции С.А.Лавочкина, КБ которого существенно помог коллектив вскоре расформированного авиаКБ Н.Н.Поликарпова (на Ла-5 ушла документация по винтомоторной группе истребителя И-185), требует детального раскрытия лётно-тактических данных, а также её сравнения с показателями «Мессершмиттов» и «Фокке-Вульфов».  Почти 9-метровый истребитель, взлётным весом 3 265 кг, имел размах крыла 9,8 метров, при его площади 17,59 м2. Мотор AШ-82 А.Д.Швецова развивал мощь 1 300 л.с., что позволяло пилоту «максимальничать» в бою до 630 км/ч и «забираться» на потолок до 9 450 метров. Сразу вслед боевому крещению Ла-5Ф в 1942-м – появляется Ла-5ФН с форсированным двигателем АШ-82ФН, мощью 1 850 л.с., что дало прирост скорости до 648 км/ч и вывело высокоаэродинамичный моноплан на высоту 11000 метров. Возросла дальность действия истребителя – до 765 км. В отличие от ЛаГГов, серийный и модернизированный «Лавочкины» обладали смертельным для врага вооружением: парой 20-мм пушек, реактивными снарядами или бомбами массой 150 кг. Трудящиеся Страны Социализма предоставят 10 000 лётчикам возможность истреблять земной, воздушный, водный омоторенный фашизм. Благодаря Ла-5 и его модификациям, в 1943-м родится один из лучших поршневых истребителей Второй Мировой – Ла-7. На одном из 5 753-х из них – сражался небесный ратник Иван Кожедуб.

Ла-5 поступили в его ИАП в конце 1942-го, а уже с марта следующего года полк воюет на Воронежском фронте, затем – на Орловско-Курской дуге. Здесь, ценой потерь и побед, отчеканились взаимовыручка, высший пилотаж, меткость и сплочённость как лётчиков, так и опыт золоторучных механиков. Победы и девушки будут потом, но, помня о суеверности лётчиков, видится не случайным, что эскадрилья будущего аса именовалась «Валерий Чкалов»…

39 боевых вылетов провёл комзвена в Курской Битве, прежде чем в паре с ведомым другом В.Ф.Мухиным снять с родного неба первого пирата – пикировщик Ю-87 на 40-м вылете. Впоследствии, мастерски используя козыри детища КБ С.А.Лавочкина, истребителям которого он останется верен навсегда, Кожедуб за июль-ноябрь 1943-го уничтожает 25 самолётов противника. Под Покровкой, Харьковом, Бородаевкой, Погребнёй, Кривым Рогом, Кировоградом и другими малыми и большими населёнными пунктами, Иван Никитович сбивает «лаптёжники», «Ме-109», по одному «Фокке-Вульфу-190» и транспортному Ю-52, а также пару бомберов «Хейнкель-111». Его полк часто сопровождает пикировщики Пе-2. За победы и смелость младшему лейтенанту присваивается звание старшего лейтенанта и должность комэска 3-й эскадрильи упомянутого ИАП, базировавшегося на Украинском фронте.

Импровизирующий и дотошный пилот переживал нелётную обстановку, безрезультатность фронтового затишья, однако всегда имел при себе блокнот, испещрённый множеством пометок и зарисовок «по-кожедубовски». При колоссальных сверхчеловеческих нагрузках в войне за господство в воздухе, при полном «распотрошении» истребителей Вилли Мессершмитта и Курта Танка, на разборе полётов на земле он отмечал канву дуэлей, «каруселей» и «коррид» так:

«Правильно построенный манёвр, стремительность атаки, чтобы ошеломить противника, не дать ему ни секунды на размышление, и удар с предельно короткой дистанции!». Точность определения и осознания себя в воздушном бою доказывалась первой половиной октября 1943-го – Кожедуб навечно «приземлил» 14 машин Люфтваффе в ходе 12 суток…

В том же октябре Ивана представят к первой «Золотой Звезде» Героя Советского Союза, однако звание и медаль Высшей Воинской Доблести узаконятся-устаканятся лишь 4 февраля следующего года. Он принёс незабвенную славу 240-му ИАП, входившему в 302-ю ИАД 4-го ИАК 5-й ВА на Степном фронте до его переименования в 178-й ГВИАП 2 июля 1944-го.

На Первомай того года колхозник Василий Конев дарит асу новый Ла-5 за боевые заслуги в уничтожении захватчиков. Самолёт собрали на средства крестьянской семьи Коневых, памяти погибшего Героя Советского Союза Г.Н.Конева. Истребитель был не просто подарком и оружием отмщения: он явился всенародным признанием и глубоким патриотичным доверием, оказанным И.Н.Кожедубу. Было за что – 30 января лётчик подбил Ю-87 под Капитановкой-Лебедин. 14 марта – отлетались «109-й» «Мессер» и пикирующий «лапоть» у переправы через Буг. 19 апреля – уничтожен «Месс» под Вуртулулом. Через 10 дней – «приказали долго жить» экипажи двух «Хеншелей-129», сбитых Иваном под Яссами…

Сражаясь на «коневском» «Лавочкине», храбрец отправил на землю двух крылатых оккупантов. После окончания Яссо-Кишинёвской операции, виртуозного лётчика, имевшего за плечами 45 побед, достигнутых в 256-ти неповторимых вылетах, наградят второй «Золотой Звездой» Героя Страны Советов, 8 августа 1944 года. Лётсостав и техперсонал 14-й Гвардейской ИАД 5-й ВА 2-го Украинского фронта, куда входил 178-й ГВИАП, фронтовые корреспонденты гордились Гвардии капитаном и не давали ему покоя бесчисленными просьбами об интервью.

Лидер Краснозвёздных ВВС А.А.Новиков настоял на назначении И.Н.Кожедуба заместителем командира 176-го ГВИАП в конце августа 1944-го. Суть перевода заключалась в тактико-стратегической «изюминке» соединения, действующего неординарной методикой «свободной охоты», которую не раз успешно использовали «эксперты» истребительных эскадр Люфтваффе.

Гвардейский истребительный авиаполк стал таковым буквально за 8 дней до прибытия Ивана в его состав – 19 августа 1944-го. Рождённый на базе прославленного 19-го ИАП, он являлся его эстафетчиком Ратной Славы. Ещё летом 1939-го «сталинские соколы» 19-го «крошили в труху» десятки небесных «микадовцев» над Халхин-Голом. После боевого крещения в МНР, полк оборонял город Ленина и одноимённую область, воюя на МиГ-3. С 1943-го формирование, пережившее потери, вооружили полностью Ла-5, на которых «витязи» истребляли «стервятников» на Воронежском фронте и в Курской Битве.

В бывшем и новом составе авиаполк олицетворял золотое созвездие воздушных часовых советских войск и границ. Не позабыть лётного мастерства, взвешенного риска и сверхмужества лётчиков-истребителей А.Я.Баклана, Д.С.Титаренко, В.И.Александрюка, Л.Л.Шестакова, А.А.Караваева, А.Ф.Васько, П.Ф.Никулина, E.А.Азарова. Укротители моторов, авиапушек и пулемётов И.И.Щербаков, Е.Н.Степанов, П.Ф.Чупиков, В.А.Громаковский скрепляли боем узы фронтового товарищества. Крылатые однополчане знали плюсы-минусы «Лавочкиных» не только по шутке И.Н.Кожедуба: «Аэрокобра» – трамвай, «Ла» – жеребец!». Помимо «худых» – «Эмилей», «Фридрихов», «Густавов» с их «даймлер-бенцовой» форсажностью от В.Э.Мессершмитта, которых Герои русских ВВС вгоняли в землю и воды в годы Священной войны в благородной ярости, они радовались своевременному появлению Ла-5ФН на фронтах. Кто-кто, а «старики» чётко использовали в боевом пилотаже быстроходность и лёгкость форсированного Ла-5 против скоростного, отлично вооружённого, но более тяжёлого «Фокке- Вульфа-190» конструкции К.Танка, не выдерживавшего залпов наших авиапушек. Самолёт, надёжно защищавший пилота звёздообразным двигателем спереди, взмывал на 5-километровую высоту за 5 минут от старта!

ьтим снпвр

Благодаря Ла-5, останется феноменом Второй Мировой уроженец деревушки Мошканы Витебской области – старлейт Александр Константинович Горовец, уничтоживший в одном бою лично 9 пикирующих «Штук» из 20 атаковавших «Юнкерсов» под Курском. 6 июля 1943-го на беспримерного снайпера набросились 4 «Вf-109». Герой погиб у посёлка Зоринские Дворы. Пусть лично не знали, но его помнили авиаторы, сломившие врагов на Орловско-Курской дуге: 28-летнего Сашу посмертно наградят званием и медалью Героя Советского Союза, одномоментно с орденом Ленина – 28 сентября 1943-го…

Преимущества Ла-5 и его модификаций были достигнуты вводом в серию дюралюминиевых лонжеронов крыла, вместо тяжёлых деревянных аналогов, имевших место на ЛаГГах С.А.Лавочкина, В.П.Горбунова и М.И.Гудкова. Конструкторы провели глобальную работу по центровке «Пятого» и его аэродинамике, устранили перегрев «швецовского» двигателя воздушного охлаждения, недостаточную герметичность капота. Совместными усилиями КБ Семёна Алексеевича, моторостроителей во главе с Аркадием Дмитриевичем, заводских испытателей А.П.Якимова и А.И.Никашина, в течение двух недель до запуска в серию на истребителе довели «до ума» закрылки, предотвратили опасный перегрев кабины, из-за коварного лопанья трубки маслосистемы.

Множественный в деталях, калейдоскоп преобразований «Лавочкиных», объединённый с «каталогом» напутствий «богатырей неба», присланным с фронтов, стали предтечей создания новейшего Ла-7 в 1943-м, которые в числе первых поступят в 176-й ГВИАП И.Н.Кожедуба. Всех «соколов» и «дядей Вань» БАО обрадовало, что сохранив 1 850-сильный АШ-82ФН, машина получилась более резвой на почти 40 км/ч и, вдобавок, снаряжалась тремя 20-мм пушками УБ-20. Позднее, вследствие неполадок данных орудий, выявленных не на полигоне, а на фронтах, в жесточайшем противостоянии с «орлами Геринга», их сменит пара ШВАК того же калибра. Не всякий истребитель того времени мог нести как Ла-7, 200 кг бомб на борту (две по 100 кг каждая).

Более аэродинамичный красавец-моноплан с размахом крыла 9,8 м и его площадью 17,6 м2, если был пустым, весил 2 605 кг, а по максимуму на взлёт – 3 240 кг. Почти 9-метровый по длине «Седьмой», высотой немногим выше 2,5 м, получил новый маслорадиатор под фюзеляж, герметизированный капот силовой установки, допщитки под главшасси. Изменения коснулись формы центроплана крыла замечательной машины, обладавшей скороподъёмностью 4,9 минут до 5 000 метров и практическим потолком 11 300 метров. «Новобранец» с ходу перехватил преимущества истребителей ВВС Отчизны и крайние модификации машин Люфтваффе того периода, исключая показатели реактивных прототипов. Именно на Ла-7, развивавшем 680 км/ч на 6 000 метрах, Иван Никитович добился 17 побед на финале Великой Отечественной, с августа 1944-го по Победный Май 1945-го…

Истребитель с дальностью 655 км полюбился однополчанам Героя державы рабочих и крестьян. К тому времени Гитлеровский Рейх оплакал большинство асов Люфтваффе – они погибли и пропали без вести (редкие – попали в плен) на Восточном фронте, в Европе, в Битве за Англию, в Северной Африке. Результативные авторитеты «Мёльдерса», «Зелёного Сердца», «Ас-пика», «Удета» и других печально известных эскадр ещё частично оставались в строю. Иные – были отозваны в Германию по приказу А.Гитлера для воспитания очередных жертв Битвы за Пятый океан. В противовес ветеранам, молодые воевали по-всякому: одни бесшабашно агрессивно, вторые – трусливо, третьи – утратили осмотрительность, интуицию, находчивость и глазомер, слитие с самолётом, чувство самосохранения, не имея опыта.

Так, а не иначе, неприятель оставался сильным противником в массовке и по одиночке. «Свободные охотники» 176-го ГВИАП, освобождённые от ряда общевойсковых заданий, быстро освоили Ла-7 и истребляли противника на Белорусском фронте летом-осенью 1944-го. С сентября по октябрь того же года «кожедубовский» полк перебрасывался на 3-й Прибалтийский фронт, однако вскоре был возвращён на 1-й Белорусский, в составе которого доблестно довоюет до Мая 1945-го. Разумеется, абсолютно разных по характеру, опыту, пилотированию лётчиков премировали, награждали, боготворили, критиковали, оплакивали за участие удальцов в Рижской, Варшаво-Познанской, Восточно-Померанской, Берлинской операциях. Только за неполный сентябрь 1944-го собратья Ивана по крылу уничтожили вместе с командиром 8 летучих крестоносцев, причём три из них сбил Кожедуб. Непревзойдённый страж родного неба и освободитель чужих воздушных просторов от нацистской свастики отметит присвоение звания Гвардии майор в дружеском застолье с однополчанами 19 ноября 1944 года.

Основоположник «кинжальных» атак снизу с малой высоты и близкой дистанции, рекордсмен по истреблению «психическо-вредных» пикировщиков «Юнкерс-87» авторства Германа Похлманна (ас уничтожил 18 «Штук»), Иван Никитович буквально разговаривал с каждым из шести Ла – спутниками его судьбы и биографии. Авиаторы – суеверный народ, а уж техники сто крат мнительнее. Как знаменитый Эрих Хартман, он многократно пролетал через обломки сбитых им самолётов, сражаясь на Ла-5Ф, Ла-5ФН, Ла-7, горел и капотировал при аварийной посадке. «Жеребцы из конюшни» С.А.Лавочкина ни разу не подвели аса, укрепив славу конструкторов, заводчан, механиков.

«С удивительным доверием относился к Ла-5 будущий трижды Герой Советского Союза маршал авиации И.Н.Кожедуб, – вспоминал в мемуарах «Крылья Победы» нарком сталинской авиапромышленности Алексей Иванович Шахурин. – Приходя на аэродром, он по всей воинской форме приветствовал боевую машину. Вот его мнение об истребителе:

«Выполняя полёт за полётом, я вроде сроднился с ним, узнал все его повадки. Не любил этот самолёт, когда лётчик допускал потерю скорости. Я учёл его нрав. И он меня понимал, слушался. На нём я сбил 45 самолётов».

В 1944-м И.Н.Кожедуб (продолжает выдающийся организатор самолётостроения в годы ВОВ) пересел с Ла-5 на Ла-7 и сбил ещё 17 вражеских машин. «На Ла-7 я не боялся вступать в бой с любым количеством самолётов противника и побеждал его, – вспоминал он впоследствии. – Были случаи, когда мы парой «Лавочкиных» вели бой против 40 вражеских самолётов и одерживали победу».

«Самолёты Ла-5 – превосходные, – подчёркивал высочайший профессионал пилотажа, авиастратег, доработчик штатовской «Аэрокобры», новониколаевец Александр Иванович Покрышкин. У авиатора – особое чутьё, им он воспринимает машину, её мощную силу, покорность, всё её гармоническое совершенство. Я смотрел на гашетку пушек, на приборы и радовался!».

Беспощадно бивший ворога на ЛаГГ-3, славный сын деревни Семибратское Московской губернии, дважды Герой Советского Союза Василий Александрович Зайцев, его фронтовой друг, тоже дважды Герой державы Виталий Иванович Попков, вместе с однополчанами по 5-му ГВИАП напишут письмо С.А.Лавочкину и заводчанам. В нём, в частности, отмечалось:

«Наш гвардейский истребительный авиаполк дерётся с фашистскими стервятниками на Ла-5, выпущенных вашим заводом. Мы довольны вашими самолётами и горячо благодарим за самоотверженный труд. В боях Ла-5 показал себя исключительно с хорошей стороны. Машина проста в пилотировании, устойчива и вынослива. Пресловутые «мессершмитты» всех модификаций в бой с нами не вступают. Докладываем, что на ваших самолётах гвардейцы-лётчики нашего полка за месяц сбили 47 фашистских самолётов, не потеряв ни одного своего».

«Я не вижу немца-конструктора, сидящего над чертежами в Германии, в глубоком убежище, – в мирное время напишет С.А.Лавочкин, создавший в 1944-м высотный перехватчик Ла-7 с ЖРД РД-1ХЗ (Ла-7Р развил 780 км/ч под пилотажем испытателя Г.М.Шиянова). – Но, не видя его, я воюю с ним… Я знаю, что бы там ни придумал немец, я обязан придумать лучше… чтобы в день, когда два новых самолёта – наш и вражеский – столкнутся в военном небе, наш оказался победителем!».

Правильность ставки советских авиаконструкторов на мощный движок воздушного охлаждения и пушечное вооружение заметят и соотечественники Героев из «Нормандии-Неман» в одном из выпусков авиажурналов того периода:

«Легко управляемый Ла-5, – пишут французы, – развивал скорость на 40-50 км/ч больше германского истребителя Ме-109. Осенью 1942-го первые авиаполки Ла-5 были переброшены в район Сталинграда, где битва достигала наивысшего накала. Свежие эскадрильи обеспечили развитие гигантской операции по окружению вражеских армий и способствовали успеху советских войск».

109-й «Месс» претерпит более 40(!) модернизаций и будет выпущен авиазаводами Дойчланда «тиражом» 33 000 экземпляров. Не ошибся в резюме зам А.И.Шахурина, автор легендарных истребителей Як, глубокоуважаемый Александр Сергеевич Яковлев:

«В конце концов, отличный в первоначальном виде истребитель вырос по весу почти до 3,5 т и потерял манёвренные качества. Heсмотря на увеличение мощности двигателя и вооружение, «Мессершмитту» не удалось получить никаких преимуществ по сравнению с нашими Як и Ла».

Начинавший у Рорбаха, авиаконструктор Курт Танк спроектировал отличный истребитель «Фокке-Вульф-190», все последовавшие за ним модификации и машины под обозначением «ТА», но он, готовый ещё до войны, был поставлен на конвейер и в Люфтваффе слишком запоздало. Да, он превосходил «Спитфайры», был бронирован, имел систему впрыска метаноловой смеси для увеличения КПД мотора воздушного охлаждения мощью 2 100 л.с. Первоначально «Фокки» оснащались 1 700-сильными ВМW-801D. Позже будут устанавливать D-2, рядный ЮМО-213 и 2 240-сильный ЮМ0-213А (с водно-метаноловым форсированием). Детища главного конкурента Вилли Мессершмитта выпускались в различных версиях по вооружению и предназначению, поэтому их ТТХ существенно разнятся между собой, ибо за годы Второй Мировой понесут смерть и станут гробами 20 000 «190-х»…

«Фокке-Вульф-190», во всей его разнопортретности модификаций, не являлся «лучшим в мире» по утверждению немцев, но был чрезвычайно опасен в умелых руках, будучи вооружённым (в разных вариантах) пушками и пулемётами, бомбами и торпедами. Фактически он применялся как штурмовик, лёгкий бомбер, торпедоносец, скоростной фоторазведчик, хотя обязанности крайнего чаще исполняла тоже «танковая» «Рама» (FW-189), люто ненавидимая советской пехотой и ПВО. Оставляя в стороне конструктивные перипетии и примеры из боевого пути однозначно успешной машины Люфтваффе, ещё раз повторим: данные истребители стояли особняком от «худых «Мессеров», поскольку дебютировали на Западном и Восточном ТВД в 1942-43 годах…

Ас из асов, майор И.Н.Кожедуб, вращаясь на запредельных оборотах АШ-82ФН в аде над землёй, лично «заваливает» 11 новейших «Фокке-Вульфов» и один реактивный перехватчик Ме-262 с 10 февраля по 17 апреля 1945 года. Властитель дум и наставник советской молодёжи, подвижник и куратор нововведений в ВВС Армии и ВМФ, поведает потомкам о бое с «чудо-оружием» В.Э.Мессершмитта без излишней эмоциональности:

«19 февраля Дмитрию Титаренко и мне довелось встретиться с немецко-фашистским реактивным самолётом. Мы вели воздушную охоту невдалеке от линии фронта. Внимательно слежу за воздухом. С юга, со стороны Франкфурта, на высоте 3 500 метров внезапно появляется самолёт. Он летит вдоль Одера на скорости, предельной для наших «Лавочкиных». Да это же реактивный самолёт! Быстро разворачиваюсь. Даю мотору полный газ, полагаясь на большую скорость. «Выжимаю» из машины максимальную скорость. Стараюсь сократить дистанцию и подойти с небольшим снижением под «брюхо» вражеского самолёта. Хочется подробно рассмотреть его: если удастся – открыть огонь и сбить.

Титаренко не отстаёт. Зная, что он может поспешить, предупреждаю:

– Дима, не торопиться!

Подхожу со стороны хвоста на расстоянии пятьсот метров. Удачный манёвр, быстрота действий, скорость – позволили мне приблизиться к реактивному самолёту.

Но что такое? В него летят огненные трассы: ясно – мой напарник всё-таки поторопился! Про себя нещадно ругаю Старика: уверен, что план моих действий непоправимо нарушен. Но его трассы нежданно-негаданно мне помогли: немецкий самолёт стал разворачиваться влево, в мою сторону. Дистанция резко сократилась, и я вблизи с врагом. С невольным волнением открываю огонь. И реактивный самолёт, разваливаясь на части, падает».

Совершив 330 боевых вылетов, участник 120 воздушных боёв, небесный гвардеец Иван Никитович Кожедуб стал самым результативным асом среди пилотов ВВС СССР и союзников, сбив 64 вражеских самолёта. К всеобщему ликованию народов, война в Европе победоносно закончилась безоговорочной капитуляцией Германии. 13 июля 1945-го Маршал авиации Ворожейкин и генерал-полковник авиации Шиманов, будучи заместителем командующего ВВС КА и членом Военсовета ВВС, представили проект Указа Президиума ВС СССР о награждении третьей медалью «Золотая Звезда» Гвардии майора Кожедуб И.Н., на имя зам наркома обороны, члена ГКО Н.А.Булганина. В документах заместителя командира 176-го Проскуровского Краснознамённого ордена Александра Невского ГВИАП странным образом занизили число побед, количество боевылетов и боёв. Не суть важно, что там произошло с магией чисел – писари при штабах всегда «отличались» перевёртами дат, инициалов, географических названий. Триумфальность лётчика от Бога, по выражению его однополчанина, дважды Героя Советского Союза К.А.Евстигнеева, заключалась в том, что один Иван лично истребил два вражеских авиаполка!!!

За 21 ФВ-190, за 18 Ю-87, за 19 Ме-109, за три «Хеншеля-129», два «Хейнеля-111» и один ПЗЛ-24 кумир авиаторов награждался орденом Красного Знамени четырежды в 1943-45 годах. Через месяц после исторического Парада Победы – его ратный труд отмечают орденом Александра Невского, 18 августа – третьей «Золотой Звездой» Героя Советского Союза.

Верный Ла-7, орденоносец со своим высокодоблестным полком до листопада 1945-го дислоцировался на немецком аэродроме Шёнвальде в составе Группы наших сил на территории Германии. Позже подполковник И.Н.Кожедуб обучался в Военно-Воздушной Академии в Монино. Покинув альма-матер весной 1949-го, Иван Никитович, вместо отправки в Азербайджан на пост замкомандира 31-й ИАД, по личному распоряжению Вождя остался в Подмосковье. С середины лета служил замом командира и его помощником по лётподготовке, затем пять лет был лидером 324-й ИАД в Кубинке.

В рядах стерегущих небо Отчизны, по народной мудрости «Бережём страну как зеницу ока!», прославленный авиатор быстро переучивается на МиГ-15, заслужив на рубеже десятилетия 1-й класс военлёта. В 50-х «кожедубовская» ИАД перебрасывалась в КНР, помогала в переподготовке ВВС Китая и Кореи по программе освоения реактивных истребителей. Иван Никитович всегда вспоминал своего боевого командира, мастера манёвра и стрельбы Павла Фёдоровича Чупикова – авиаинженера, громившего летучих самураев над Хасаном, в далёком 1938-м. Уроженец Ташкента, выпускник престижной «Качи», участник Курской Битвы и наступления на Берлин, бывший командир 41-го ГВИАП, 19-го ИАП, 176-го ГВИАП был на 7 лет старше И.Н.Кожедуба, осуществил массу добрых дел во благо Краснозвёздных ВВС. За год до Победы Герой Советского Союза отправил на тот свет 19 машин Люфтваффе (8 в группе), в ходе около 400 боевых вылетов. Полковник, по-дружески «Батяня Фёдорович», заслужил подвигами два ордена Ленина, три ордена Красного Знамени, два ордена Отечественной войны 2-й степени, ордена Красной Звезды и Суворова 3-й степени. Он окончит Академию ВВС им.К.Е.Ворошилова немногим раньше своего фронтового заместителя…

Среди тех патриотов, кто будет сражаться на славу с пилотами ВВС США после переброски 324-й ИАД в Аньдунь, был боевой друг Ивана –  земляк из Калиновки, майор Сергей Макарович Крамаренко. Выпускник Борисоглебского ВАУ, бывший истребитель из 523-го ИАП, участник небесных побоищ под Курском и Орлом, воевал в отважных рядах 19-го ИАП. Его сбили под Проскуровым. Тяжело раненый Сергей угодил в плен. Будущему Герою Советского Союза посчастливилось вырваться из лап фашистов, возвратиться к однополчанам в 176-й ГВИАП. Не раз, взлетая с И.Н.Кожедубом, смельчак отличился на 1-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах, брал Берлин, уничтожил 13 пиратов Г.Геринга (10 в группе), воздушный шар немецкой разведки. Мы встречались с генерал-майором в Орле, у памятника А.П.Ермолову, когда ас по истреблению «Фокке-Вульфов» и штатовских «Сейбров» следовал с делегацией по местам Боевой Славы Курской Битвы. На его груди светились, помимо «Золотой Звезды» и ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, ордена Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени, множество отечественных и зарубежных наград. Запомнились – пронзительные умные глаза, краткая приветственная речь, сердечная признательность нам за подарок – книгу «Штурмующий небо» о Н.Н.Поликарпове и Героях ВВС, сдобренная фразой: «Жду в Москве. У меня для вас материалов – на целый роман!».

В боевых действиях против Вооружённых Сил ООН участие советской истребительной авиации было секретным. Её блистательные достижения в уничтожении «звёздно-полосатой» обновлённой авиации США, как и имена победителей, не афишировались около 40 лет, хотя подвиги русских лётчиков в небесах Китая и Кореи начали проявляться во внешнеполитическом «тумане» с 1990 года. Так, за 10 месяцев войны в Северной Корее пилоты 176-го ГВИАП 324-й ИАД сбили, сожгли, утопили 107 агрессивных янки. Жертв ВВС Нового Света могло быть и больше, ибо И.Н.Кожедубу категорически запретили взлетать (тем более сражаться) на любых типах истребителей. Вместе с С.М.Крамаренко проявили запредельный героизм на высотах и скоростях храбрейшие снайперы-пилотажники С.П.Субботин, С.Ф.Вишняков, П.С.Милаушкин, Г.И.Гесь, Г.И.Герман, А.П.Никулин, Б.А.Образцов.

27 ИАП доказали могущество советских реактивных ВВС истреблением 1 100 самолётов «ООНовской коалиции» – машин всех типов – с 1 ноября 1950-го по 27 июля 1953-го, начиная с первой победы лейтенанта В.И.Чижа над F-51. Успехом тактики и стратегии являлась методичная ротация лётсостава. Да, на МиГ-15 и его модификациях в глобальном конфликте участвовали лётчики Китая и Северной Кореи, однако львиная доля триумфов была за русскими. На примере ратной летописи 64-го ИАК остаётся фактом, что 45-55 истребителей «сняли с неба» от 5 до 10 машин противника в указанный срок, потеряв в дуэлях и «свалках» около 350 МиГов. Тогда – тайна, а ныне Честь и Слава последним «сталинским соколам»: Н.В.Сутягину и Е.Г.Пепеляеву, С.П.Субботину, А.П.Сморчкову и Л.К.Щукину – они сбили каждый (соответственно) 21, 20, по 15 самолётов противника…

Вдали от Родины, о чём не мог в своё время написать И.Н.Кожедуб, его 324-я ИАД (176-й и 196-й ИАП под командованием полковников С.Ф.Вишнякова и Е.Г.Пепеляева) сокрушила 12 «Суперфортрессов» В-29 и 118 «Сейбров» F-86. Общее число побед, достигнутых великим мужеством и надёжностью МиГ-15, составило 216 машин неприятеля. Его ответом русским стала гибель девяти пилотов и уничтожение 27 МиГ-15. Враги КНР и КНДР запамятовали нашу народную мудрость: «Трус умирает тысячу раз, а герой однажды»…[1]

Шокированный трагедиями Пентагон (погибли многие ветераны войны в Европе и на Тихом океане) объявил премию в миллион «баксов» любому лётчику за угон-перегон-доставку МиГ-15. Конечно, у американцев были фрагменты перехватчика, собранные после его аварий и множества боёв с «Локхид, Шутинг старами» (F-80), «Тандерджэтами» (F-84), «Сейбрами» (F-86), «Глостер Метеорами Е-8», а также с «последними из могикан» –машинами с поршневым двигателем. Вознаграждение не поможет: они так и не получат полностью работоспособный аппарат КБ А.И.Микояна-М.И.Гуревича вовремя.

Действительно, стрелокрылый МиГ и его «бисы», покорившие звук благодаря ТРД ВК-1 тягой 2 740 кг, несмотря на первоначальные проблемы с шасси и приземлением, воспитал тысячи пилотов реактивной эры. Называем самых победоносных из них, ибо все они были известны И.Н.Кожедубу, либо были знакомы лично и воевали в КНР и КНДР. Среди мастеров использования преимуществ МиГ-15 над «Сейбрами» фирмы «Норт Американ» по скороподъёмности и потолку остались первопроходцами С.И.Бабич, В.И.Степанов, Б.С.Абакумов, Л.М.Иванов, Н.Г.Локашенко, М.С.Пономарёв, А.С.Куманичкин, А.Рожков, Г.И.Харьковский, И.Е.Фёдоров, С.А.Бахаев, А.Н.Карасёв. Вместо «От винта!» – привыкли кричать механикам «От хвоста!» – П.В.Шевелев, А.М.Карелин, Б.Н.Сисков, М.И.Михин, А.Р.Прудников, Г.У.Охай, А.М.Кочегаров, В.Алфеев, Н.И.Иванов, не раз разгонявшие свои истребители до 1 080 км/ч.

Не сразу доверялись катапультам эстафетчики дела Г.Я.Бахчиванджи – А.С.Бойцов и Н.И.Шкодин, С.Д.Данилов и Н.Л.Корниенко, И.Сучков и А.Г.Шевцов, Г.А.Лобов и А.В.Пашкевич, Д.В.Ермаков и С.А.Федорец. Они на «отлично» освоили работу не только ручкой управления и педалями, но и бустерами (гидроусилителями рулей), на всю катушку стачивали новые пневматики шасси из синтетического перлона, помнили, что «бело-звёздные» «Сейбры» (наиболее массовые в ВВС США) обречены со своими шестью пулемётами, против 37-мм и пары 20-мм пушек МиГов…

5-тонный истребитель и его модификация с более мощным ТРД тягой в 2700 кг, безусловно, импонировал «послевоенным фронтовикам» Г.Т.Шаталову, И.М.Горбунову, В.П.Лепикову, В.Б.Проворихину, С.И.Науменко, В.М.Хвостонцеву, Н.В.Забелину, Г.Н.Берелидзе. Высоко ценили перехватчик с бомб-подвеской и подвесными баками А.И.Митусов, Н.М.Замескин, Ф.А.Шебанов и другие удальцы, ведь с ними МиГ, поднимавшийся до 15 500 м, имел дальность полёта от 1 920 до 2 520 км. В 1950 году «самолёт-солдат» оснастили РЛС. И.Н.Кожедуб всегда подчёркивал, что массовая боевая карьера МиГов не сложилась бы без крупносерийного производства учебно-тренировочных МиГ-15.

Член ВКП(б) с 1943-го, депутат ВС СССР, Иван Никитович благополучно вернётся на Родину зимой 1952 года, с улыбкой вспоминая как его опекали А.М.Василевский, П.Ф.Жигарев и И.В.Белов. Его ИАД передислоцируют в Калужскую область, на базу ВВС Орешково. Год назад за боевую доблесть и успехи авиаторов в Корее, его отметят орденом Красного Знамени, а спустя два года после прощания народа с И.В.Сталиным – командование отправило генерал-майора на курсы Военакадемии Генштаба.

Завершив обучение на авиафакультете в 1956-м, поддержанный его лидером А.В.Никитиным, трижды Герой назначается в Управление боеподготовки ВВС. До осени 1957-го он проработает в нём заместителем начальника, позже займёт пост куратора боеподготовки в Управлении фронтовой авиации ВВС, будучи награждённым двумя орденами Красной Звезды. Ас заслужил награждения в 1955-м за ночные и дневные полёты в тяжёлых метеоусловиях и за многолетнее служение Пролетарским ВВС.

Отдав частицу себя на обновление и укрепление системы ПВО, И.Н.Кожедуб замещал командующего 76-й ВА в ЛВО В.И.Давидкова. 27 апреля 1962-го ему присвоили звание генерал-лейтенант авиации. С середины лета того же года и впоследствии почти год он руководил авиаформированием в Ленинградском штабе, пока его командующий участвовал в поддержке революции Ф.Кастро на Кубе.

Любовь к небу, тяга к освоению новых самолётов и даже вертолётов не оставляют иного выбора 1-му заму лидера ВВС МВО на рубеже 60-х – 70-х годов. На поршневых и реактивных машинах А.С.Яковлева, А.И.Микояна и М.И.Гуревича, на геликоптерах М.Л.Миля, а также на самолётах С.В.Ильюшина и Б.П.Лисунова он налетал 1 937 часов до 1969 года.

В феврале 1968-го партия и правительство награждают славного украинца орденом Красного Знамени, спустя два года – в честь полувекового юбилея – таким же. Генерал-полковник авиации семь лет был «правой рукой» главы боеподготовки ВВС, затем инспектировал и консультировал Группу гениспекторов Минобороны страны.

Высшая степень признания народов отольётся для Ивана Никитовича орденами Возрождения Польши V степени, «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени, ещё одним орденом Ленина. ГДР передаст ему орден «За заслуги перед Отечеством» III степени, МНР отметит орденом Боевого Красного Знамени, КНДР отблагодарит орденом свободы и независимости I степени. К юбилейным датам Отечества Маршала авиации И.Н.Кожедуба с почтением наградят орденами Отечественной войны 1-й степени и «За службу Родине в ВС СССР» 2-й степени.

Лучезарный человечище, 10 лет возглавлявший Федерацию авиаспорта Советского Союза, провёл колоссальную общественно-патриотическую работу, встречаясь с людьми во всевозможных аудиториях. Проживший лицо к лицу со смертью, он сохранил человечность, жизнерадостность, узы боевого братства. В гипнозе дат было нереально подсчитать количество встреч с ветеранами Великой Отечественной с родными павших и пропавших без вести лётчиков. Пережитое он старался доступно отобразить в мемуарах, статьях, интервью, выходивших в массы не без «окуляра» цензуры, отчего кружило разум и щипало сердце, порой больнее, чем в высшем пилотаже над облаками.

Маршал, как Г.К.Жуков и А.И.Покрышкин, отписал немыслимый километраж автографов пионерам, комсомольцам, ударникам труда, интеллигенции, гослицам, сокурсникам и однополчанам. Пока теплилось здоровье, посещал Святыни Боевой Славы, места боёв. Был Почётным гостем послевоенных парадов на Красной Площади. Помогал согражданам в земных неурядицах, отстаивал справедливость, вникал в проблемы ДОСААФ и ветеранского движения.

Последний раз глаза народного депутата СССР увидели небо Москвы 8 августа 1990 года, на 70-м году своей редчайшей жизни. С наивысшими почестями Ивана Никитовича похоронят на Новодевичьем кладбище столицы. В окружении цветов и венков, всех, кто знал, помнил, чтил выдающегося авиатора Отчизны, слёзы и скорбь от невосполнимой утраты затмевали свечение наград Воина, перелетевшего грань героизма в молодости и зрелых летах…

Имя и заслуги И.Н.Кожедуба увековечатся по всем 15 Республикам Советского Союза. К печальному сожалению, до сих пор не снят полномасштабный фильм о Трижды Герое и его погодках-авиаторах по рождению, которых можно смело назвать КОЖЕДУБОВСКИМ ПОКОЛЕНИЕМ!

Виктор Васильевич Рассохин
Сергей Викторович Рассохин

Похожие записи
Читать

Он «бил Гудериана»

Михаил Катуков – полководец Великой Отечественной войны, которого офицеры противника называли Генерал-хитрость. «Своим умом и действием победным снискал…
Читать

Непокорённый

Лётчик Захар Сорокин совершил 117 боевых вылетов.  Когда ему ампутировали ноги, уничтожил 12 вражеских самолетов, будучи на протезах.…
Читать

Рядовой артиллерист

Неумолимый бег времени безжалостно сокращает возможность личного контакта с людьми из отдаленного прошлого, в котором они не просто…