Свистать всех наверх! - Главком ВМФ СССР С.Г.Горшков - Мы помним

Свистать всех наверх!

К  110-летию  со  дня  рождения  Главкома  ВМФ  СССР  С.Г.Горшкова

Есть в нашем журнале добротная рубрика «На злобу дня». Отдельный материал для неё – за нами, тем более что русские писатели обязаны реагировать на ближних и дальних мракобесов, безнаказанно охаивающих Святую Рать освободителей Родины, Европы и Азии от фашистско-самурайского ига агрессоров. Мы напомнили о рубрике потому, что слишком часто по месту рождения авторов и уважаемого «Орловского военного вестника» завитало озвучивание нового вульгаризма «всё, что вы делаете, не литература», из уст чинуш, штемпельно гласящих о ветеранах войн: «их становится всё меньше»…

Не будем пока называть фамилии. Ничего личного. Только факты. Разве мог представить шалун из Каменец-Подольского Серёга Горшков, что за полувек от его рождения охлократы РФ введут трафарет отписок обществу: «не моя строчка», «профицит и дефицит бюджета», «рассмотрим в будущем году» (а людям было надо помочь в годы 50-ти, 60-ти, 70-летий Победы, в годы культуры, русской литературы, библиотек, в наступивший Год Памяти и Славы)???

Раньше и поныне моряки региона и ЦФО в шоке, узнав о попытке «торпедирования» нашей книги к 200-летию И.К.Айвазовского «Адмирал кисти» под формулировкой: «Орловщина без моря. У неё нет кораблей, портов, баз»… Вычеркнуто, что область дала на пользу и оборону СССР тысячи защитников в рядах всех Флотов ВМФ Отчизны! Правы офицеры, мичманы, старшинский и матросский состав, говоря, что нельзя выходить на праздники ВМФ РФ без иконы Фёдора Ушакова…

Итак, родился Серёженька 13 февраля 1910 года по старому, а сделали – 26-го по новому стилю. Далеко через годы, сквозь горизонты морей и океанов, пройдя мины и маяки, он прославит родную Подольскую губернию. И в штили, и в шторма, по фарватеру и вне фарватера, на полном ходу или на якоре, Горшков останется на первых ролях ВМФ Советского Союза, ибо, будучи боевым адмиралом, стоял у истоков рождения ракетно-ядерного (надводного и подводного) Флота.

льд.жщротшщ.рюолт

Каменец-Подольский и позднее Коломна – тоже не близки до морей. Рос пацан на традициях большинства сверстников, но, очевидно, выдвинулся вперёд раньше их, поскольку мать и отец проторили сыновью дорогу, трудясь преподавателями в школах. Рыбалка – с уловом и без, синяки от потасовок, заплывы «на дальность» в прудах и реках, первая любовь – всё было, по ходу жизни и взросления. Примечательно, что уже тогда юноша увлёкся математикой и физикой в гимназии. Окончив её, Горшков обучался в Ленинградском университете по тем же предметам, однако долго в его стенах не задержится…

Устояв в сражениях с белыми, повстанцами Православия и Ислама, в рубке с интервентами, подавив бунты крестьян в годы Гражданской, после войны большевики активизируют приём и призыв молодёжи в РККА, РККФ, в ряды Морских Сил Республики Советов. Осенью 1927-го Сергей отдал долг Родине по Присяге, затем обучался в ВМУ им.М.В.Фрунзе, успешно закончив его в начале 30-х годов.

«С историей отечественного флота связаны имена выдающихся деятелей науки и искусства, – всегда и всюду подчёркивал Сергей Георгиевич. – Мы помним и чтим Макарова, Станюковича, Римского-Корсакова, Айвазовского, Жуковского, Можайского, Крылова, Новикова-Прибоя, Соболева и многих других, чьими талантливыми произведениями и великими открытиями гордится наша страна…

Наша Родина не только самая обширная по территории, но и самая крупная морская держава. Один из важных компонентов морской мощи – хорошее знание морей и океанов. Россия и её военные моряки вписали много ярких страниц в историю географических открытий и мореплавания, в науку об океанах. Это открытие Ф.Ф.Беллинсгаузеном и М.П.Лазаревым Антарктического материка, выдающиеся океанографические исследования С.О.Макарова на корвете «Витязь», исследования в Арктике В.А.Русанова, Г.Я.Седова, А.И.Вилькицкого. На географические карты нанесены многочисленные русские названия островов, архипелагов, проливов и морей».

После учёбы 31-летнего лейтенанта направят на эсминец «Фрунзе» под флаг МС Чёрного и Азовского морей, лидером вахты миноносца (кстати, в текущем феврале исполняется 135 лет со дня рождения М.В.Фрунзе, но пока – нигде – ни слова о Герое РККА). Накоротке будущий адмирал прослужит его штурманом, а по мартовской капели 1932-го С.Г.Горшкова «перебрасывают» на только что основанный ТОФ, на пост штурмана минзаградителя «Томск». Спустя два года «возмужания» – он флагман бригады кораблей в области траления и минзаграждения. На очередную Годовщину Октябрьской революции краснофлотец вступает на палубу сторожевика «Бурун», его командиром. Ранней весной трагичного для многих моряков 1937-го, командование Морских Сил, оценивая заслуги и успехи Сергея, доверяет ему командовать экипажем стремительного эсминца «Разящий».

В том же году товарищ Горшков блеснул знаниями и талантом, пройдя ускоренные спецкурсы командного состава ВМФ. В октябре его назначают начальником штаба ТОФ. На сверхответственной должности он прослужит до мая 1938-го, ежедневно сокрушаясь от катастрофических репрессий (и их последствий), накрывших ВМФ тройным «цунами» …

На протяжении десятилетий предадут забвению имена и заслуги выдающихся флотоводцев, флагманов всех рангов, умниц дворянско- крестьянско-рабочего рода, основателей Балтийского, Черноморского, Северного, Тихоокеанского Флотов, речных и озёрных флотилий – Э.С.Панцержанского, В.М.Орлова, М.В.Викторова, К.И.Душенова, П.Е.Дыбенко, И.М.Лудри, Г.С.Окунева, И.К.Кожанова, Р.А.Муклевича, Г.П.Киреева, Г.П.Галкина, А.В.Васильева, Г.Г.Виноградского. Великолепные опытные моряки, умом и сердцем способствовали рождению всего, чему желают семи футов под килем. Бескозырочная «полосатая» братва – жестокое орудие диктатуры пролетариата на воде и суше – не спасла инженер-флагманов: начальника Управления кораблестроения Морских Сил РККА Б.Е.Алякрицкого, почти его однофамильца, начальника НИИ военкораблестроения того же Управления Н.В.Алякринского, бывшего лидера флотилий на Волге и Каспии Ф.Ф.Раскольникова, вынужденного эмигрировать и ответить чудовищному произволу публикацией «Как меня сделали врагом народа»…

К бесконечной боли потомков, среди новомучеников «культового порядка» – командующий Амурской флотилией И.Н.Кадацкий-Руднев, член Военсовета СФ корпусной комиссар П.П.Байрачный, лидер 1-й бригады субмарин ЧФ флагман II ранга Г.В.Васильев. До сих пор мало что известно послевоенному поколению о судьбах именитых флотских военачальников: главы научно-технического Комитета по кораблестроению при УВМС РККА Н.И.Игнатьева; бывшего командира ЛК «Парижская коммуна» и начальника кафедры боеподготовки ВМА К.И.Самойлова; командующего Флотом А.К.Векмана и профессора по общей тактике ВМА, автора «Боевого устава» М.А.Петрова. Затрудняемся ответить, могли ли быть помилованы в рукотворном «Мальстрёме» – экс-начальник Техуправления УВМС инженер по кораблестроению Н.И.Власьев, секретарь и опытный издатель «Красного Балтийского Флота» В.Морозов, флагман дивизии ЛК Балтфлота С.П.Ставицкий, бывший командир «Червоны Украины» и «Октябрьской революции» Н.Н.Несвицкий и многие другие ветераны Императорского Флота России, последующие за ними флотоводцы Страны Советов…

«Избранной пятёрке» ВКП(б) и лично «великому» И.В.Сталину накануне Трагедии XX века – Второй Мировой, «помешают» бывший замнаркома по военно-морским делам И.С.Уншлихт, офицер связи ЧФ А.П.Фабель, начальник ВВС КБФ М.А.Горбунов, командующий ВВС ТОФ товарищ Никифоров, начальник Главморштаба, замнаркома ВМФ Л.М.Галлер и, к печальному сожалению, очень многие другие, чьи знания и опыт понадобятся до 1 сентября 1939 года…

Беспрецедентное в истории Человечества «явление» поставило Родину, в глазах Планеты, перед ужасающе-позорным фактом: к началу 1940-го Высший личный состав РККА и флагманов четырёх Флотов, а также руководство флотилий, оказался почти полностью обезглавленным. Следует вечно помнить, что в те же годы пострадали вместе с семьями дивизионные инженеры, политруки и комиссары, капитаны всех рангов, интенданты, тысячи сотрудников Наркоматов, от которых зависело их вооружение-перевооружение. Стремительно-внезапная вероломная «гильотина» – ОГПУ-НКВД-НГБ – пойдёт «на демонтаж» вслед за жертвами, оказавшись под очередным свинцовым «шквалом» «правдолюбцев от партии»…[1]

Во второй половине 30-х, Страна Социализма, карая «врагов народа» рычагами режима, потеряет свыше 44.000 соотечественников, задействованных в Вооружённых Силах. Нереально подобрать слова- эпитеты, чтобы досконально раскрыть ту обстановку, в которой «крутились» день-ночь командующие КБФ, КЧФ, ТОФ, КСФ, адмиралы В.Ф.Трибуц и В.Ф.Октябрьский, И.С.Юмашев и А.Г.Головко. Исключено думать, что «было легче» командующим и политработникам Волжской, Каспийской, Азовской, Дунайской, Пинской, Амурской флотилий (вспомните хотя бы х/ф «Где 042-й?»).

Хужее худшего, что всесоюзные репрессии происходили тогда, когда А.Гитлер «поднял на дыбы» Третий Рейх, полностью перевооружив Вермахт, Панцерваффе, Люфтваффе, Кригсмарине, Абвер, СС и СД, Гестапо и Гитлерюгенд. Был создан агрессивный триумвират «Берлин-Рим-Токио». Немцы начали обкатывать оружие, поддержав Ф.Франко в Испании. Чернорубашечники Б.Муссолини бесчинствовали в Северной Африке. Императорская Япония застряла по пояс в преступлениях в Маньчжурии, Китае, Корее, планировала инциденты на Советском Дальнем Востоке…

Новый нарком ВМФ СССР Н.Г.Кузнецов, своевременно назначенный вместо предшественников, виновных в репрессиях П.А.Смирнова и М.П.Фриновского, будучи «омытым» водой войны на посту военно-морского атташе и главморсоветника Республиканских ВМС, через годы, в книге «Накануне», напишет истину вне Устава ВМФ:

«Посты у нас могут быть разные, но все мы – адмиралы, офицеры, матросы – люди одного, советского общества, интересы у нас одни и те же. Этим сознанием должен быть пронизан каждый поступок командира, каждая его мысль. Бывает, командиру приходится действовать круто, говорить резко, но и тогда в его словах и поступках не должно быть и тени высокомерия, безразличия к людям. Этого никогда и никому не прощают!».

Горшкову посчастливилось избежать ГУЛАГа по поговорке «родился в тельняшке», поскольку при буксировке эсминца «Решительный» во Владивосток на переходе из Комсомольска-на-Амуре, корабль разорвало натрое из-за его выброски на скалы. Возможно, от трибунала косвенно «спасли» банзайные японцы, ведь такие как командир бригады эсминцев ТОФ С.Г.Горшков были позарез нужны в ходе отражения агрессивных самураев близ озера Хасан в 1938 году.

Капитан III ранга возглавит 7-ю морскую бригаду кораблей, которые конвоировали транспорты от Владивостока до бухты Новгородская. На судах перебрасывались боетехника и войска, а назад – раненые. Экипажи ходили в дозор в устье реки Тюмень-Ула и вокруг острова Фуругельм. Команда сторожевика «Метель» из «горшковской» бригады» отличится под началом старлейта М.Г.Беспалова проводкой трёх конвоев из Владивостока в залив Посьет, а также спасением первых раненых в боях с японцами. Моряки выручили пилотов двух повреждённых самолётов, за что были удостоены Почётными знаками «Участник Хасанских боёв».

На следующей год Сергей Георгиевич возвращается в состав КЧФ, где командует вверенной ему бригадой эсминцев. Впоследствии капитану доверяют бригаду крейсеров, причём параллельно Горшков проходит заочное обучение на Курсах усовершенствования высшего начсостава в ВМА им.К.Е.Ворошилова.

Ввод боеготовности №1 Н.Г.Кузнецовым на кораблях перед началом Великой Отечественной не позволил воздушным, наземным и морским агрессорам совершить даже малый фрагмент разгрома, учинённого палубной авиацией Японии в первый день её войны с ВМС США в Пёрл-Харборе – 7 декабря 1941-го. Николай Герасимович фактически не допустил той чудовищной катастрофы в ВМФ, что свершилась в сухопутных войсках и ВВС в первую неделю войны по всей границе действия огненного вала «Барбароссы». Под командованием С.Г.Горшкова моряки уничтожали крестоносных пиратов в ходе обороны Одессы, особо геройски отличившись участием в высадке знаменитого Григорьевского десанта в сентябре. Ночью 22-го числа 10 катеров, канонерка, два эсминца и два линкора из отряда капитана I ранга Горшкова высадили у Григорьевки почти 2 000 морпехов, в помочь храбрецам, оборонявшим Одессу. Благодаря десанту, поддержке авиации ЧФ, огню корабельной и береговой артиллерии, Приморская армия уничтожила около 2 000 оккупантов. Поверженный враг отступил от города и его значимого порта на пять-восемь километров. Руководил операцией командующий эскадрой контр-адмирал Л.А.Владимирский, морпехами – капитан К.М.Корень, 157-й стрелковой дивизией, доставленной из Новороссийска, полковник Д.И.Томилов.

В середине осени 1941-го решительного моряка направляют командовать экипажами плавединиц Азовской военфлотилии, воссозданной в июле того же года с привлечением кораблей КЧФ. Дислоцируясь в Мариуполе, она обладала несколькими дивизионами сторожевиков и тральщиков, а также массой катеров и речными кораблями, приписанными к базе в Ростове-на-Дону. От предшественника, капитана I ранга А.П.Александрова, новый флагман флотилии унаследовал части морпехов, батареи береговой обороны, авиагруппу, речников, известных как отдельный Донской отряд.[2]

Под предводительством С.Г.Горшкова «азовцы» крушили и истребляли неприятеля по мере прохождения Донбасско-Ростовской и Керченско-Феодосийской (оборонительной и десантной) операций, сошли в бессмертие, обороняя Кавказ. Однако противник был силён и жесток, ибо ещё до названных операций вынудил флотилию отойти в Ейск и Приморско-Ахтарск. «Горшковцы» поддерживали воинов 51-й и 9-й армий, перевозили войска Крымского фронта, помогли героям 56-й армии форсировать покрасневший от крови Дон. Безграничную отвагу и самопожертвование проявили морпехи флотилии, оборонявшие Таманский полуостров.

В начале сентября 1942-го соединение привлекают на защиту Новороссийского района, где не обошлось без тяжких утрат и потерь. Пока собирались корабли и обновлённый плавсостав для заново формируемой флотилии, Сергей Георгиевич – член Военсовета, замещал командующего Новороссийским оборонительным районом на море, участвовал в боях не только на «Малой Земле». Никогда и нигде за годы Священной войны контр-адмирал не будет руководить солдатами и офицерами целой армии (может быть, поэтому, С.Г.Горшкова очень ценил Л.И.Брежнев)…

Возрождённая в январе-феврале 1943-го, Азовская военфлотилия вновь вспенивает винтами волны Черноморья и ведёт огонь по агрессорам. До апреля 1944-го, моряки под стягом командующего, вели бои не только в море. Благодаря смельчакам, «чёрная смерть» наводила ужас, громя немчуру в Таганроге, Мариуполе, Осипенко. Юркие бронекатера не давали покоя днём и ночью, «разрывая узлы» взаимодействия Кригсмарине и Королевских ВМС Италии, многократно вступая в пулемётно-пушечные поединки с торпедоносцами, бомберами, «рамами», гидропланами, истребителями Люфтваффе. «Азовцы» не раз выручали армейцев в ходе Донбасской и Новороссийско-Таманской операций. В памяти живых навсегда запечатлятся потери и победы в водах Азовья под косой Вербяной и Темрюком. «Горшковская братва» десантировала 56-ю Армию под Керчью (Керченско-Эльтингенская операция), участвовала в выброске-доставке трёх важных десантов на побережье Крыма по январской стуже 1944-го…

Авторы кратко коснулись тех событий в очерках «Полундра» Николая Дубковского», «Дерзкие рейды морпехов Ильи Тесленко», «Герой Лаврищев», за что получили Благодарность от Правительства, Министерств образования и культуры Республики Крым. До и после возвращения полуострова в Россию, мы всегда призывали соотечественников глубже интересоваться славной историей Родины по книгам: «Десант на Эльтинген» В.Ф.Гладкова, «В огне передовых линий» К.И.Провалова, «Восемнадцатая армия в сражениях за Родину», «Через три года войны» И.В.Тюленева, «На флотах боевая тревога» Н.Г.Кузнецова. Проводятся сотни конкурсов, но по странным причинам, после «Воениздата» к 80-летию Второй Мировой и к 75-летию Победы никто не переиздаёт (в новом, не обязательно в компьютерном оформлении) архиважную литературу по истории ВМФ СССР – «Сражающаяся Одесса», «Героический Севастополь», «Крылья над морем», «Атакуют подводники», «Морская пехота в боях за Родину» замечательных авторов И.И.Азарова, П.А.Моргунова, П.Н.Иванова, В.И.Дмитриева, Х.Х.Камалова. Несколько изданий переживёт фолиант «Краснознамённый Черноморский флот». Боевой путь Азовской военфлотилии исследовали А.Е.Черцов и А.В.Свердлов, чьи работы вышли в Донецке и Москве в далёких 1962-1966 годах. Тысячи пацанов мечтали стать моряками (и стали ими!), зачитав до дыр произведения Н.П.Вьюненко «Черноморский флот в Beликой Отечественной войне», В.А.Алафузова «Доктрины германского флота», Г.И.Ванеева «Черноморцы в Великой Отечественной войне», не говоря про периодический «Морской сборник» и флотские газеты…[3]

Весна 1944-го ознаменовалась для С.Г.Горшкова и его сослуживцев переформированием Азовской флотилии в Дунайскую, пополненную кораблями, катерами, личным составом. Соединение вело свою историю с ноября 1917-го, но было расформировано в связи с утратой кораблей, оказавшихся в руках германских и австрийских интервентов. За год до нападения германских полчищ на СССР – Дунайскую флотилию возродили. В связи с угрозой и советской доктриной, она являла собою отнюдь не «устарелость», а мощь речников: 30 сторожевых катеров, 22 бронекатера, 5 мониторов, шесть полуглиссеров, 7 катеров-тральщиков. Дополнительно к этим дивизионам и отрядам, флотилия обладала отдельным дивизионом ПВО, авиаэскадрильей, шестью батареями береговой артиллерии, пулемётной и стрелковой ротами. «Дунайцам» доведётся воевать не только по реке рождения, но и вести оборону в водах Южного Буга, Днепра, Керченского пролива. Только в наитрагичнейшем июне 1941-го они помогли высадке четырёх тактических десантов…

До августа злопамятного года флотилию «водил» контр-адмирал Н.О.Абрамов, с сентября по ноябрь – контр-адмирал А.С.Фролов. Когда наши армии вышли к Днестру, было принято решение основать фактически 3-ю Дунайскую военфлотилию, включив в неё «азовцев» С.Г.Горшкова. Теперь контр-адмирал командовал плавсоставом 36-ти бронекатеров, 22-х тральщиков, 18-ти миномётных катеров, второй бригадой из 14-ти бронекатеров, отрядом из 16-ти полуглиссеров. К апрелю 1944-го, под неусыпным контролем Сергея Георгиевича, были окончательно доукомплектованы четыре артбатареи, зенитный артдивизион, отдельный батальон храбрецов-морпехов. Матёрые воины и новобранцы гордились, что воюют под флагом ВМФ и флотоводца, с орденами Красного Знамени и Кутузова I степени на груди…

Боевые заслуги воинов Дунайской флотилии войдут в скрижали истории Великой Отечественной героическим участием во многих операциях окончательной фазы войны во фронтовом товариществе с наземными войсками и ВВС. По воде, под огнём вражеской артиллерии, при налётах Люфтваффе и жесточайшем противодействии «москитного» флота Третьего Рейха, они вышли непобеждёнными из ада Яссо-Кишинёвской, Белградской, Будапештской, Венской операций, помогли родимой пехоте переправиться через Днестровский лиман. Огненные мили или чёрные от потерь и пожарищ вёрсты остались за бортами плавединиц «дунайцев» в процессе кровопролитной и незабываемой высадки 20 стратегически важных десантов. Для них – до последнего вздоха – застрянут в разуме «парольные» наименования отваги и смерти: Жебрияны-Вилково и Килия Новая, Прахово и Радуевац. И сегодня мы мало что знаем подробно о Герьенском, Опатовацком и Вуковарском десантах, как и о причинах неожиданного перевода С.Г.Горшкова накануне Рождества 1945-го с ДВФ на КЧФ, где контр-адмирал встретит Победу, командуя эскадрой. Вместо него флотилию поведёт до финала войны в Европе авторитетный и опытный контр-адмирал Г.Н.Холостяков, отобразивший её подвиги в мемуарах «Вечный огонь».

Живущим 80 лет в мире трудно представить, что военфлотилия на Дунае перевезла почти миллион человек, около 2000 танков и САУ. Речники доставили на нужды наступающих фронтов 450 000 тонн грузов, свыше 7000 пушек и миномётов. «Горшковцы», а за ними «холостяковцы» преодолели смертельный смерч противника, двигаясь против течения великой реки на расстояние более 2000 километров. Пятеро «дунайцев» стали Героями Советского Союза, сотни были награждены боевыми орденами и медалями. Флотилию увековечили её военнослужащие, за что она была удостоена орденами Красного Знамени Кутузова II-й степени, Нахимова I-й степени, Благодарностями и Почётными наименованиями от Верховного Главнокомандования.[4]

оло

Около четырёх лет С.Г.Горшков служил во главе Черноморской эскадры после подъёма Флага Победы над Рейхстагом. В предзимье 1948-го его назначают начштаба КЧФ, с конца лета 1951-го командующим флота на Чёрном море. Какие бы трения не возникали при реализации военно-морской стратегии СССР (а флотоводец был знаком лично со всеми адмиралами державы), он подчёркивал, устно и печатно:

«Наш флот богат кораблями-героями. Увековеченные в памятниках, названиях улиц, новых кораблях, их имена живут в памяти народной. Советские люди высоко ценят доблесть экипажей «Азова» и «Ростислава», «Меркурия» и «Паллады», «Варяга» и «Стерегущего», «Потёмкина» и «Очакова», «Авроры» и «Севастополя», «Пантеры» и «Славы». Золотыми буквами вписаны в летопись Великой Отечественной войны героические дела экипажей линкора «Октябрьская революция», крейсера «Красный Кавказ», лидера «Ташкент», эсминцев «Гремящий», «Стойкий», сторожевика «Туман», подлодок «Щ-422», «М-172», «М-35» и многих других…».

В июле 1955-го автор цитаты – первый зам Главкома ВМФ Советского Союза. Переступив ступень вице-адмирала в Победном году, С.Г.Горшков, награждённый за боевые заслуги перед Отечеством орденами Ушакова 2-х степеней и орденом Красной Звезды в годы ВОВ, потеряет много сил и здоровья на расследование гибели линкора «Новороссийск» (бывшего «Джулио Чезаре»), взорвавшегося на рейде Севастополя в октябре 1955 года. При всей глобальной катастрофичности и версии подрыва «Новороссийска» итальянскими подводниками-диверсантами, «Главчерноморца» возводят в ранг Главнокомандующего ВМФ и зама министра обороны, причём Сергей Георгиевич, как никто, прослужит на этих постах около 30 лет.

За эти десятилетия член партии с 1942 года, кандидат, а затем и член ЦК КПСС, был ценим и уважаем народом, избравшим его депутатом ВС СССР, «своим человеком» от Крыма, Одесской области, Латвии и её Совета национальностей. Высшим признанием населения Союза ССР заслуг боевого адмирала перед страной является присвоение ему звания Почётного гражданина городов: Севастополя и Бердянска, Северодвинска и Ейска, Владивостока.

Разработчик основ морской мощи сверхдержавы, изучив теоретиков В.С.Лисютина, Н.Л.Кладо, В.А.Белли, Б.Б.Жерве, М.А.Петрова, Ф.Х.Коломба и А.Т.Мэхэна, заложил фундамент кораблестроительных программ, вывел свою «формулу» достижения господства на море в условиях войны и мира. Особенностью «морского волка» было не только знание истории ВМФ Отечества, но и его потрясающая энциклопедичность по вопросам становления, доктрин и стратегии ВМС Турции, Англии, Франции, Германии, Испании, Японии и США. Сергей Георгиевич помнил войну по заповеди адмирала С.О.Макарова. Призывал чтить эпистолярное наследие выдающихся моряков Отчизны – А.В.Немитца, Б.П.Хлюстина, В.А.Корнилова, П.С.Нахимова и многих других капитанов и адмиралов, в т.ч. из состава репрессированной «эскадры»…

Вдохновителя дальних походов надводного и подводного флотов под девизом «Из морей – в океаны!» часто звали и называют «любимчиком» КПСС и лично Л.И.Брежнева. Разве могло быть иначе в «эпоху коммунизма»? Как бы «не застаивалась» страна, Леонид Ильич (автор «Малой Земли») многократно посещал корабли – всегда и везде – с Главнокомандующим ВМФ СССР С.Г.Горшковым…

Действительно (без ЦК – «поцелуйности»), если оценивать флотоводца с внешней стороны, по наградам, завистливые «доброжелатели» надувались жабами из числа тех, кто, живя в колодце, не догадывается о бескрайних морских далях. Семь орденов Ленина заслужил С.Г.Горшков с февраля 1953-го по декабрь 1982 года. В мае 1965-го и в декабре 1982 года фронтовика наградили (с каким опозданием!) 1-й и 2-й «Золотой Звездой» Героя Советского Союза. Накануне Первомая 1962-го практик и стратег становится адмиралом флота, 28 октября 1967 года – Адмиралом Флота Советского Союза.

На следующий год его награждают именной шашкой с золотым Гербом СССР и орденом Октябрьской Революции, орденом Возрождения Польши 2-го класса. Отметим, что список наград лауреата Государственной и Ленинской премий – отечественных и иностранных – по-своему «энциклопедия», не считая юбилейных медалей в честь знаковых дат военной истории Вооружённых Сил Отечества.

Глубокоуважаемое Адмиралтейство СССР (и его наследники) поныне разделено по жизненно-профессиональным позициям – одни остались верны замыслам Н.Г.Кузнецова, другие давали Присягу при С. Г.Горшкове. Конечно, океанской державе, учитывая опыт войны в Мировом океане, были обязательны в строю ВМФ тяжёлые, средние, лёгкие авианосцы с любым типом энергетических установок и оснащением их авиакрыла вкупе с новейшими системами сопутствующего на бортах вооружения и радиооборудования. В отличие от С.Г.Горшкова, бывший нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов крепко «цеплялся» по флотским проблемам с И.В.Сталиным и его НКВД-шной камарильей, позже – с представителями «хрущёвской клики», «устиновцами» и «младобрежневцами». Принципиальное правдорубство Николая Герасимовича, увы, отведёт его от дел флотов понижениями, отставкой, чуть ли не домашним арестом с «разрешением» корпеть над подцензурными мемуарами. Мало того, что, впрочем, логично, Н.Г.Кузнецов был весьма в непростых отношениях с элитой Сухопутных войск и ВВС ВМФ.

Сергей Георгиевич считал, что масштабное строительство и развёртывание тяжёлых крейсеров и подводных атомоходов первенствует над постройкой малого числа высокозатратных (и долгоожидаемых) авианосцев. Понятие «Пёрл-Харбор» для ЦК не имело памятного значения – враг был дальше Гавайев, Гуама, «макартуровской» Японии. В то же время перегиб с вводом четырёх типов крейсеров и попытка решить нехватку полноценных авианосцев закладкой авианесущих крейсеров, спустя годы, заклеймятся главной ошибкой С.Г.Горшкова.

Раздробление типов в радиоэлектронике и вооружении привело к расхождению баланса сил между ВМФ СССР и ВМС США (не говоря про школу, состояние, массовость Краснозвёздной палубной (авианосной) авиации). Имело место многолетнее (неофициальное) противостояние между офицерской элитой надводного и подводного флотов. Глобальность развёртывания сил обороны востребовала кардинально авангардных подходов ко всем кораблестроительным программам. Угроза из-за двух океанов ускорила процессы создания, развития и модернизации турбовинтовой и реактивной дальнебомбардировочной морской базовой авиации. Атомизация ВМФ СССР по вооружению и энергетическим установкам являла собой сверхнапряжение ВПК, экономики и прежде всего, титанической сплочённости трудящихся 15 Союзных Республик…

Не раз поспоривший с адмиралами Н.Г.Кузнецовым, И.С.Исаковым, В.А.Алафузовым, В.Л.Богденко, И.М.Капитанцем, В.Ф.Трибуцем, И.С.Юмашевым и другими, Сергей Георгиевич находит время на создание высоко значимых произведений. Перу флотоводца принадлежат поныне актуальные книги «Морская мощь государства», «Военно-Морской Флот», «На страже Отчизны», опубликованные крупными тиражами в Москве в 1976-м, 1977-м и в 1980-м годах. Спустя пару лет в Риге увидит свет познавательная работа Адмирала Флота Советского Союза «Проблемы изучения и освоения Мирового океана». Для многих школьников, студентов, курсантов ВУЗов ВМФ и взрослых читателей, независимо от профессии, она станет настольной книгой.

Задолго до того, как издадут в «Воениздате» последнюю советскую книгу С.Г.Горшкова «На южном приморском фланге (осень 1941 г. – весна 1944 г.)», автор периодически сотрудничал с «Морским сборником». В одном из них Главком высветил недоброжелательство в ходе становления могучего советского ВМФ, призванного защищать завоевания социализма:

«Нашлись у нас весьма влиятельные «авторитеты», считавшие, что с появлением атомного оружия ВМФ полностью утратил своё значение как вид Вооружённых сил, – отмечал адмирал, разумеется, имея в виду не только флотских, но и представителей Армии, Минобороны, КПСС и её ЦК. – По их мнению, все основные задачи в будущей войне можно якобы решать вовсе без участия флота и даже в тех случаях, когда для этого потребовалось развернуть боевые действия на обширных морских и океанских просторах. Нередкими были тогда утверждения о том, что для уничтожения ударных группировок надводных кораблей и даже подводных лодок достаточно одних ракет, размещённых на наземных стартовых установках.

В противоположность установившимся в первые послевоенные годы взглядам на значение совместных действий флота с сухопутными войсками как на одну из основных его задач высказывались мнения полностью отрицавшие необходимость содействия флота сухопутным войскам, проводящим операции на побережье. Считалось, что сухопутным войскам, имеющим ядерное оружие, поддержка с моря не нужна, ибо они своими силами могут с ходу преодолевать водные преграды, а в случае необходимости и бороться с флотом противника, пытающимся нанести по ним удары с моря.

Считалось, что и морские десанты полностью утратили своё значение, а задачи, выполнявшиеся ими ранее, в ракетно-ядерной войне якобы можно решать воздушными десантами или плавающей бронетехникой сухопутных войск. Распространение таких мнений наряду с ещё бытовавшими оборонительными тенденциями не только мешало определению направлений дальнейшего развития флота, но и сдерживало движение вперёд нашей военно-теоретической мысли».

Вперёдсмотрящий флотоводец покинул этот мир 13 мая 1988-го, к счастью, не дожив до последующего развала СССР, его Вооружённых Сил, аннулирования общей военной мощи стран СЭВ. Однако накануне и после 75-летия Победы держав Антигитлеровской коалиции над «Осью Зла» будем помнить напутствия, наследие и заповеди С.Г.Горшкова:

«В каком бы районе Мирового океана ни находились советские корабли, они являются внушительным сдерживающим фактором на пути империалистической агрессии и авантюр и в то же время символом братства и бескорыстной помощи для дружественных свободолюбивых народов, символом величия нашей Родины.

Регулярные дальние плавания военных кораблей, походы атомных подлодок подо льдами Арктики, к Северному полюсу и вокруг света без всплытия на поверхность, полёты нашей морской авиации над широкими океанскими просторами, выполнение в различных районах Мирового океана учебных ракетных, артиллерийских, торпедных стрельб, бомбометаний и других боевых упражнений – вот чем наполнены будни нашего флота. Единство советской военной стратегии, её универсальность – поистине великое достояние наших Вооружённых сил!».

 

[1] Время рассекретит преступления против своих в книге «Флагманы» (коллектив авторов, «Воениздат», 1991), чей первый набор едва не погубила цензура в 1964 г.

[2] Подробнее см.: В.Булашев. «Речные военные флотилии». М., 1934; «Наставление по боевой деятельности речных флотилий». М. – Л., 1942.

[3] Остаётся актуальным переиздание книг А.В.Басова «Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945. Опыт оперативно-стратегического применения». М., 1980; В.Д.Доценко «Флот. Война. Победа». Спб., 1995.

[4] Детальнее в фактах, лицах, документах см.книгу И.И.Локтионова «Дунайская флотилия в Великой Отечественной войне (1941-1945)». М., 1962.

 

Виктор Васильевич Рассохин
Сергей Викторович Рассохин
Авторы 47 разножанровых книг, члены Российского Военно-исторического общества, Союзов российских писателей и военных литераторов, организации «Флоту Быть!», постоянные авторы журналов и спецвыпусков «Орловский военвестник» и сценариев к документальным фильмам,
участники Международной конференции «Пушкин и Тургенев», автопробегов по местам Боевой Славы РФ и конкурсов «Герои Великой Победы», дипломанты конкурса «Патриот России» 2018-19 годов

Похожие записи
Читать

Он «бил Гудериана»

Михаил Катуков – полководец Великой Отечественной войны, которого офицеры противника называли Генерал-хитрость. «Своим умом и действием победным снискал…
Читать

Непокорённый

Лётчик Захар Сорокин совершил 117 боевых вылетов.  Когда ему ампутировали ноги, уничтожил 12 вражеских самолетов, будучи на протезах.…
Читать

Рядовой артиллерист

Неумолимый бег времени безжалостно сокращает возможность личного контакта с людьми из отдаленного прошлого, в котором они не просто…