В честь 76-летия Великой Победы воспоминаниями о фронтовых годах поделился ветеран Великой Отечественной войны, участник прорыва блокады Ленинграда Гусман Ибрагимович Сафин. 1 февраля этого года он отметил 97-летие.

В живых остались единицы

- Я родился в Татарстане, в селе Шама Билярского района, — рассказывает Гусман Ибрагимович. - Раньше там была тайга, морозы доходили до 53 градусов. Холодно, но безветренно. Одноэтажные домики зимой заносило снегом по самые крыши. Соседи помогали друг другу отбрасывать снег от входных дверей. А для нас, мальчишек - настоящий спорт с лопатой в руках.Отец Гусмана Ибрагимовича родился в конце XIX века, воевал в Первой мировой войне. С тяжелым ранением руки попал в плен, несколько месяцев находился во Франции. Из плена бежали втроём. Одного во время погони достала пуля, двое смогли скрыться. Отец вернулся домой. Хоть и безграмотным был, но его назначили председателем сельсовета села Шама, потому что он поддерживал Советскую власть. В семье родились сыновья, которые встали на защиту Отечества, когда фашистские захватчики напали на Советский Союз.

- Мне было 17 лет, когда началась война. Как я об этом узнал? Это было воскресенье, солнечный июньский день. Недалеко от Билярска был источник «Золотой ключик», из которого столетиями бьет ключ чистой ледяной воды. Она никогда не портится. Мы с друзьями набирали воду, когда на велосипеде подъехал одноклассник и закричал, чтобы все скорее возвращались домой - Гитлер объявил войну. Хоть возраст ещё не позволял, мы всей компанией пошли в военкомат записываться добровольцами на фронт. Я записался во флот. Старший брат Хабиб (1914 года рождения - прим, ред.) освобождал Сталино, Украину, Беларусь. Будучи раненым, он дошёл до Вены (Австрия). Там закончил войну, — вспоминает 97-летний ветеран. - Второй брат принимал участие в штурме Берлина, был за штурвалом танка «Т-34». Когда брали Рейхстаг, его танк сгорел. Погиб за несколько дней до Победы... И я воевал. А самый младший брат служил в Карелии в военно-морском флоте. С первых дней войны Гусман Сафин рвался на фронт, но в военкомате его взяли на учет до особого распоряжения, сделав в документах пометку, что он хочет служить в военно-морском флоте.

В 1942 году его направили в блокадный Ленинград. Он и сейчас, спустя много лет, со слезами на глазах вспоминает изможденные лица детей.

- Я воевал в составе 67-й Армии Ленинградского фронта и участвовал в прорыве блокады 1943 года. В нашем полку в живых остались единицы. Участвовал в освобождении Красного Бора, который после долгих сражений только в начале февраля удалось освободить.

5 ранений и мирная жизнь

Гусман Ибрагимович вспоминает:

- После освобождения Красного бора должны были брать Колпино и Пушкин, расположенные рядом. Мы были вместе с моим земляком из Билярска. Когда он заряжал миномет, получил смертельное ранение. Меня ранило в спину - сорвало всю мягкую ткань. Повезло: кости остались целы. Это было уже четвертое ранение. В нашем полку с легкими ранениями никто поле боя не оставлял. Немцы стояли так близко, что мы легко различали их лица. Здесь и получил пятое, тяжелое ранение с близкого расстояния. Перелом плечевой кости правой руки. Потерял сознание. Нас много раненых было. Все лежали на снегу и ждали медицинской помощи. Санитары из медсанбата в первую очередь обрабатывали тяжелораненых. Я оказался тяжелым. У меня рука почернела, я ее не чувствовал. Хотели ампутировать. Я сказал, что без руки жить не буду, лучше умру. Нас несколько человек погрузили в грузовую машину. Отвезли в госпиталь в Ленинград. Долго хирурги колдовали над моим плечом, и руку сохранили! В феврале машиной скорой помощи нас перебросили через Ладогу на большую землю. Переправа была тяжелым испытанием. А потом всех тяжелораненых погрузили в эшелон и довезли до Улан-Удэ. В этом госпитале лежал до конца года. Подлечив руку, выписали негодным к строевой службе с отметкой «Инвалид войны 2-й группы». Парализованная рука не хотела работать, доктора предупредили, что надо учиться писать письма левой рукой, и что ранение настолько серьезное, что правой рукой писать никогда не буду. 

Гусман Ибрагимович дома, в селе Шама Билярского района, пробыл совсем мало. По приглашению родственников поехал в Сталино. Окончание войны Гусман Сафин встретил не так, как хотел. После ранения и тяжелейшей операции по сохранению правой руки ни к строевой службе, ни к фронту он был не годен. Инвалид!

Долго солдат уговаривал медиков, чтобы вторую группу инвалидности сменили на третью, ведь она рабочая. Уговорил! - Пошел в финотдел, — рассказывает ветеран. - Приняли на работу, и в конце 1944 года послали на шестимесячные курсы в Одессу. Так совпало время, что обучение закончилось вместе с войной. Наши войска захватили Берлин! Я тут же вернулся в Сталино на работу и 50 лет проработал в финансовой системе. Без войны жить - великое счастье. В год 76-летия Великой Победы хочу пожелать молодежи быть настоящими патриотами нашей Родины, нашей молодой Республики, и брать пример преданности Отечеству со старших поколений.