Республиканский конкурс молодых журналистов «В объективе Донбасс» проходит в ДНР уже второй год. Организаторами конкурса выступает – Министерством информации совместно с Управлением Народной милиции Республики. Тема: «Донбасс: между миром и войной».


Юрий Бухарев победитель конкурса в номинации публицистика (первое место)

«Избирательная слепота мирового сообщества»

Общеизвестно, что основным лейтмотивом украинской политики по отношению к Донбассу является тезис о незаконности возникновения и существования Донецкой и Луганской Народных Республик. Пожалуй, главным аргументом сторонников этой теории является «нарушение международного права».

Однако насколько состоятельны данные утверждения?

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо вернуться более чем на полвека назад.

В далеком 1960-м году Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая подтвердила неотъемлемое право на полную независимость и свободу народов всех колониальных стран и других несамоуправляющихся территорий.

Разумеется, не стоит напрямую применять ее положения к Донбассу, однако документ провозглашал ряд важных моментов. В частности, отмечалось, что все народы имеют право на самоопределение, а любые военные действия или репрессивные меры какого бы то ни было характера, направленные против зависимых народов, должны быть прекращены.

Подчеркнем – нельзя рассматривать Донецкую и Луганскую республики как колонии под иностранным господством, но, исходя из духа Декларации, можно сделать вывод о том, что понятия «самоопределения» и «независимости» народов являются ключевыми для Организации Объединенных Наций.

Разумеется, у внимательного читателя тут же возникнет вопрос – а можно ли вообще считать жителей Донецкой и Луганской Народных Республик отдельным народом? Казалось бы, самый очевидный ответ – нет, нельзя.

Но не все так просто.

Сомнения возникают, если обратиться к исследованию, подготовленному специальным докладчиком Подкомиссии по предупреждению дискриминациии защите меньшинств ООН, Эктором Грос Эспьелем в 1980 году.

В частности, он отмечает, что самоопределение народов является правом народов. Иными словами – правом особого типа сообщества людей, объединенных общим желанием создать организм, способный функционировать, чтобы обеспечить общее будущее.

При этом докладчик подчеркивает, что международное сообщество намеренно присвоилоэто право народам, но не нациям или государствам.

«Однако, когда народ и нация представляют собой одно и то же и когда народ создал свое государство, совершенно ясно, что этой нации и этому государству, как формам или проявлениям того же народа, косвенно присваивается право на самоопределение», – пишет он.  

Не кажется ли вам, что по крайне мере, в части определения понятия «народ», как «особого типа сообщества людей, объединенных общим желанием создать организм, способный функционировать, чтобы обеспечить общее будущее», это вполне применимо к жителям ДНР и ЛНР?

На фоне всего вышесказанного «незаконность» провозглашения Республик уже не кажется столь очевидной, не так ли?

Однако есть еще один существенный аспект, который стоит упомянуть – Донбасс в широком смысле уже имел опыт построения собственного независимого государства.

Я говорю, конечно, о Донецко-Криворожской советской республике, исторический факт существования которой отрицать невозможно. История ее возникновения сама по себе чрезвычайно интересна, однако сейчас нас интересует несколько иной вопрос: а может ли Украина вообще обвинять Республики в «незаконности» их возникновения?

Хочется напомнить, что именно ссылаясь на право на самоопределение, «предусмотренное в Уставе ООН», 24 августа 1991 года Верховный Совет Украинской ССР принял Акт провозглашения независимости Украины, призванный осуществить Декларацию о государственном суверенитете Украины, которая подтверждалась всеукраинским референдумом.

Также стоит вспомнить и о том, что 22 августа 1992 года президент «Украинской Народной республики в экзиле» Николай Плавюк на торжественном заседании Верховной Рады по поводу первой годовщины независимости Украины сложил полномочия Государственного Центра УНР и провозгласил новое украинское государство правопреемником УНР.

Но ведь Донецкая Народная Республика 07 апреля 2014 года также приняла декларацию о суверенитете, независимость была провозглашена также на основании всеобщего референдума, проведенного 11 мая 2014 года, а в 2015 году депутаты Народного Совета Донецкой Народной Республики приняли меморандум, согласно которому ДНР объявлялась правопреемницей ДКР.

Таким образом, в своем становлении, наше государство проделало ровно такой же путь, как и Украина, и точно так же при этом опиралось на серьезные исторические предпосылки.

Так почему же Украина мировым сообществом признана, а родившаяся в аналогичных условиях Донецкая Народная Республика такого права была лишена?

Очевидно, дело в том, что международное право обладает страшным недугом – избирательной слепотой.

Именно этим объясняется тот факт, что в равных, в общем-то, условиях, одни государства признаются мировым сообществом, а другие – нет.

Поневоле закрадывается крамольная мысль: а не является ли все международное право ширмой для гораздо более древнего явления – права сильного?

Не являются ли детально прописанные законы и декларации всего лишь удобным инструментом реализации политических интересов, который можно применять, а можно и проигнорировать – в случае необходимости?

Впрочем, уважаемые читатели, право сделать выводы, я, пожалуй, оставлю вам.